Спецпредложение

Вечер сто пятьдесят второй. Презентация книги У. Оуэна в переводах Евгения Лукина


13 марта 2013, СР, 19:00

К 120-летию со дня рождения английского поэта Уилфреда Оуэна (1893–1918):

Представление книги стихотворений У. Оэуна в переводах Евгения Лукина

Уилфред Оуэн. Поэмы. Сборник стихотворений. Перевод с английского Е.В. Лукина. СПб, издательство «Сезам-принт», 2012. 

Третье рождение Уилфреда Оуэна

 

На родине, в Англии, Уилфреда Оуэна (1893–1918) считают поэтом выдающимся, во многом повлиявшим на развитие поэзии вообще; в России же его практически не знают. Изредка появлявшиеся до сей поры переводы почти не в счет — по малому своему числу. Впрочем, количество и не может быть особенно большим: Оуэн написал немного. Так уж сложился его путь — и житейский, и творческий.

Оуэну не сравнялось еще и двадцати одного года, когда он оказался на войне — Первой мировой; англичане до сих пор именно ее называют Великой. С января 1917 года молодой лейтенант на передовой. В мае — контужен. До июля лечится. С августа — снова в действующей армии. 4 ноября 1918 года, за неделю до перемирия, убит. Воистину «окопный поэт» — литературоведение выделяет такое направление в английской поэзии начала ХХ века. Самый жесткий из «окопных поэтов».

Весь жизненный опыт, все содержание творчества Уилфреда Оуэна — война. Да и как могло сложиться иначе? «Стрелять, колоть, рубить и резать на ходу,/ Пожалуй, это все, что делать я умел», — сказано в его стихотворении «Почва». При этом войну Оуэн люто ненавидит. Ему абсолютно чужды как фронтовая романтика, так и патриотическое воодушевление. Грязь, пот, экскременты — вот что такое кровавая мясорубка «ради мира и свободы» («Душевнобольные»). В мире, ввергнутом в бойню, где «любовь как колотая рана» («Оправдание моей поэзии»), где страдания «на совести и чести оттоптались» («Твердокожесть»), где Авраам все-таки принес Исаака в жертву («Притча о старце и отроке»), — нет и быть не может гармонии. Оттого в стихах Оуэна и перебои ритма, и обрывы строк буквально на полуслове, и доминирующая консонансная рифма (считается, что именно Оуэн ввел ее в английскую поэзию; и то, и другое, и третье, кстати говоря, переводчик искусно сумел передать). Если действительность омерзительна, уместно ли словесности быть изящной?

Но ненависть к войне не отменяет исполнения принятых на себя обязательств. «Убежденный пацифист со жгучим чувством воинского долга», — как он сам себя называл, лейтенант Оуэн был представлен к Военному кресту — награде, аналогичной нашему Георгиевскому. Получить его при жизни он не успел.

Не увидел он и первой книги своих стихов. Ее составил и издал в 1920 году один из друзей. Так Оуэн родился для широкого английского читателя. Третьим рождением стал полный перевод на русский язык первой книги стихотворений Оуэна, мастерски выполненный петербургским поэтом и переводчиком Евгением Лукиным. Сегодня фрагменты этой книги впервые предстают перед нами в канун празднования 120 летия со дня рождения поэта. Теперь у Уилфреда Оуэна есть шанс занять подобающее место и в русской поэзии.

 

Николай ГОЛЬ

Переводы Евгения Лукина см.:

http://www.promegalit.ru/publics.php?id=6329