Спецпредложение

Вечер одинадцатый (видео, фотоотчет). Литературный вечер «ВЕНА-ПЕТЕРБУРГ»


25 мая 2006, ЧТ

Последнее культурное мероприятие из цикла «Венские Вечера» зимне-весеннего сезона 2006 года в мини-отеле «Старая Вена» посвящалось русско-австрийским литературным связям. Устроителям вечера любопытно было выяснить, что же общего есть у писателей и поэтов Петербурга и Вены и чем заключаются различия между ними.

Открывал программу Александр Васильевич Белобратов, доцент филологического факультета СПбГУ, переводчик многих произведений австрийских авторов, в том числе книг знаменитой писательницы, Нобелевского лауреата 2004 года Эльфриды Елинек. Его небольшой доклад назывался «Обсценная лексика в творчестве Э. Елинек». Говоря о ненормативных выражениях, которыми пестрит недавно вышедший в петербургском издательстве «Симпозиум» роман Элинек «Похоть», и доказывая, что подобные обсценные слова необходимы и естественны для этого романа, А. Белобратов анализировал и другие произведения австрийской нобелиатки – «Пианистка», «Алчность» и «Дети мертвых».

Слушатели была весьма заинтригованны услышанным, а главное – готовы к восприятию основной части программы, следующим номером которой были стихи инициатора русско-австрийского вечера Ирины Дудиной. Ирина представляла свою книгу «РАЙ И АД», выпущенную в Венском издательстве «Visa» (билингва: на русском и немецком языках). Ее выступление было разбито на несколько частей. А предварялось оно музыкой известного петербургского композитора и музыканта Игоря Дункула. После того, как прозвучали первые стихи Ирины, И. Дункул явно встревожился, затем стал выкрикивать нечто протестующее-негодующие, а вскоре и вовсе удалился из зала со словами: «Моя музыка вместе с этими стихами жить не может!» Несмотря на такую демонстрацию собственного величия и полного неприятия «обсценных» стихотворений молодой поэтессы, вечер шел своим чередом. Ирина читала свои тексты, новые и старые. В перерывах между отделениями были показаны «поэтические» видеофильмы, в которых тоже звучали стихи Дудиной. Публика осталась довольна тем, чем потчевала их напоследок «Старая Вена»: творчеством Эльфриды Элинек, вольными виршами Ирины Дудиной, вкусным вином и сытными бутербродами. При этом она, публика, не забывала о том, что главное – это роскошь человеческого общения.

 

Народ на русско-австрийскую вечеринку собрался разношёрстный, до ужаса разношёрстный — половой и возрастной состав публики. Сначала композитор Игорь Дункул застрял в пробке. И многие застряли в пробках, поэтому всё началось на полчаса позже. Это уже питерская традиция всех вечеринок. Если зовёшь на 6, то все придут в 6.30. Это я думаю от питерской… стыдливости и выросшей на этой почве мании не показать себя почтительным — все стыдятся быть первыми и уважительными к другим. Будто очень уж им эта вечеринка нужна, так вот, шли мимо и зашли. А то придёшь первым и будешь сидеть как дурак. Я думаю, это какая-то отрыжка от петербургской светской жизни XIX века, покрытая патиной советских времён с лакейским подражанием жизни свергнутых классов. Княгини и всякие его высочества приходили последними, а первыми — всякие слуги с подсвечниками и музыкантишки с нотками. Долгожданный Игорь Дункул оказался высоким плотным блондином с квадратным подбородком и нежными чуткими пальцами. Такой же габитус у Сорокина и Гориболя — какая то порода крепких, но истончено нежных самцов. Владимир Пешков, известный питерский фотограф, летописец богемы и коллекционер всех изумил. Он ужасно похож на Жванецкого, внешность сластолюбца, похотолюбивца, подсматривателя за девочками. Но вдруг он начинает очень умно, тонко, остро говорить об австрийском поэте Тракле, и вообще — гениальный конферансье с хорошей реакцией на зал.

Неожиданным гвоздём программы оказался Александр Белобратов. В строгом костюме и белой рубашке, очень официального вида с такими же официальными людьми из издательства «Симпозиум», он начал свой эмоциональный рассказ о творчестве австрийской хулиганки, нобелевской лауреатки Эльфриды Елинек, пестрил научными филологическими терминами и так сладострастно читал откровенные холодно-эротические странички из Елинек… что многие даже богемные люди не выдерживали. Адвокат Бауэр признался, что у него эррегировался от чтения Белобратова член. Жена знаменитого путешественника Анатолия Шиманского встала и выскочила из «Старой Вены» как шприц из старой вены, ковбой Шиманский побежал за ней, и потерял резиновую кричащую грушу от своей знаменитой ковбойской палки, в которую вмонтирована фляжка с коньяком и собачка с дёргающейся писькой. Потом я почитала свои стишки, Пешков рассказал о том как философ Витгенштейн получил наследство от своего отца и отдал его поэтам Рильке и Траклю, и Тракль тракнулся мозгами, предварительно трахнув свою сестру и снаркоманившись, а Рильке тоже плохо рилькнулся. Деньги не приносят поэтам удачи! А Витгенштейн занялся изучением языка и текста, который этот язык выблёвывает. Между всей этой маргинальностью были вставки из очень качественных и стильных фильмов о стихах Аси Немчёнок и выступления импозантного, спокойного Арсена Мирзаева. В общем, вечеринка была как бы из эротической высококачественной блевотины, преподносимой слушателям и зрителям на золотом блюде и со штампом «утверждено!».

Маргинальность в Австрии уже давно вошла в великосветские салоны, так сказать. У нас это происходит заново, 100 лет спустя, забавно — всё на тех же площадках- «Бродячая собака», «Старая Вена», «Привал комедиантов». Когда меня попросили рассказать о зрителях — ху есть ху, я вдруг подумала, что если начать всех описывать, и ещё описать между кем и что было, то выйдет большой роман страниц на 400. Порнограф Матвеев, садомазохист Вампир, редактор отсутствующего журнала Зимоглядов, Энвер с кудрями как у старого льва, нервный писатель Образцов, вышедший в свет из своего подполья и туда же взбзднувший при свете свечей «Старой Вены», поэтесса Белла Гусарова, философы Вера и Лена, Саша Сухин с лицом лунного декаданса, великосветская красотка РуРу, интеллигентный Гущин с выразительным бритым черепом, молодые и прекрасные Венера Галеева и Настя Демичева — всё тут переплелось как в лесном гумосе корнями, корневищами и корешками. Потом мы пошли пьянствовать в китайский ресторанчик «Дон Хуан», пугая тихих деревенских китайцев своим европейским развитым разнообразием. Книжка моих стихов «Рай и ад», по поводу издания которой в Вене на русском и немецком языке (переводчица Элизабет Намдар-Пушер) весь этот сыр-бор разгорелся, вся была распродана, и домой я шла облегченная. Меня удивляет то, что Белобратов не полюбил меня так, как любит Елинек. Всё же русские любят австрийцев, австрийцы — русских, и получилась демонстрация этих возбуждающих Любовей.

(Ирина Дудина)

 

ВЕНСКИЕ ЧТЕНИЯ в мини-отеле возобновятся осенью, в конце сентября – начале октября 2006 г. Следите за информацией на нашем сайте.