Спецпредложение

Вечер малой прозы в «Старой Вене»


25 января 2009, ВС, 19:00

Вечер малой прозы

25.01.2009 22 января 2009 года в литературной гостиной мини-отеля «Старая Вена» состоялся вечер малой или короткой прозы (Михаил Кузьмин предложил называть её минималистической прозой).

Арсен Мирзаев, открывая вечер, вспомнил о Тургеневских фестивалях малой прозы, проходивших в Москве в 1998 и 2006 годах. В этих фестивалях принимали участие и даже становилсь лауреатами петербургские авторы. Открыл вечер Дмитрий Чернышев. Он сказал, что проза появилась как комментарий к поэзии, приведя в пример японскую традицию. Он прочитал стихотворения в прозе, читанные на 1 тургеневском фестивале, а также конспект эссе «Птицы в моей жизни» и верлибр «Опус 08-003», который Александр Житинский атрибутировал как прозу. Следующим выступил Михаил Кузьмин. Он прочитал тексты «Театр теней», «В понедельник курица склевала одно яйцо…», из цикла «Нагромождение», «Есть король, но нет трона» и «Самая длинная сказка», «Тысячелетняя жизнь» и несколько афоризмов.

Прозаические миниатюры Валерия Земских продолжили вечер: «Пустая бутылка», «Как всем известно, танк Александра Невского…», и фрагментарно-лапидарная притча Сёмы из книги «Пустые разговоры Сёмы Сидорова», близкая библейской риторике, пограничная «Случаям» Даниила Хармса.

Следующей выступила Тамара Буковская. Она прочитала 2 текста из цикла про Кустарный переулок. Она читала в ритме, в котором обычно читают стихи. При этом сами тексты околомемуаристического толка, на грани эссе — во всём диапазоне формы: от аффектированности воспоминаний в первом тексте, основанном на опыте собственного детства, до дотошно выведенных литературоведческих деталей во втором — про Константина Кузьминского.

Продолжил вечер Александр Ильянен. Прозвучал текст «Странница и пансионер». После перерыва выступил поэт Владимир Кучерявкин, который последнее время живёт постоянно в деревне в Новгородской области Усть-Вольме, наведываясь в Петербург достаточно редко. Проза про Викторию Геннадьевну и Владимира Ивановича, прозвучавшая на вечере, немного родственна опытам Аркадия Бартова. «Владимир Иванович очень любит селёдку…», «Не было вечера, чтобы Владимир Иванович и Виктория Геннадьевна не садились пить чай…» и др. Вечер — и заявленную предыдущим участником вечера традицию короткого постконцептуалистского рассказа — продолжил Игорь Смирнов-Охтин. Он прочитал 3 рассказа «Школа отдыха», «Здравствуй, Борман!» и «Конкурс».

Заметим, что в обоих ситуациях сближения с концептуалистской традицией одним из мотивов был иностранный язык: в прозе Кучерявкина мелькнул мотив, что персонажи занимаются переводом, а первые два рассказа Смирнова-Охтина — это автопереведённые с немецкого задания-эссе на курсах немецкого языка. Затем выступил Дмитрий Григорьев. Он прочитал хоррор — рассказ «Слон» и детскую сказку про девочку и ёжика.

Валерий Кислов прочитал несколько текстов. Первый, «Как тряпка на рее…», был тотально аллитерирован, и обширен по части лирических отступлений, сквозь которые были трудноуловимы сюжетные повороты. Это была проза, фонетически максимально близкая стиху, последний текст вообще напоминал монорим.

Валерий Мишин завершил чтения на вечере. Его эссе-рассказ «Мы живём в одну историческую эпоху», 1969 года, вспоминающий о Викторе Кривулине. Также он прочитал рассказ из цикла «Словарный запас» и рассказ «Алёша Димитриевич и Дмитрий Северюхин», апеллирующий к «северюхинскому» тексту современной петербургской литературы.

Арсен Мирзаев в течение вечера постоянно откладывал возможность дискуссии о стиховой и прозаической природе читаемых текстов, вынося возможные выкрики из зала в кулуары, чтобы они не получили продолжения в рамках вечера. Вообще, читать малую прозу в поэтической аудитории чревато чрезмерно частым атрибутированием читаемого как стиха.

(www.litkarta.ru)