Спецпредложение

Вечер двести одиннадцатый (фотоотчет Е. Мякишева). Неизвестный Алексеев. Т. 2.

Презентация книги неизданных стихов и поэм Геннадия Алексеева

11 февраля 2016, ЧТ, 19:00
Вечер двести двенадцатый (фотоотчет Е. Мякишева). Free poetry: новые книги

Вечер № 211

 

ПРЕДСТАВЛЕНИЕ КНИГИ

«НЕИЗВЕСТНЫЙ АЛЕКСЕЕВ» Т. 2.

(СПб.: Геликон Плюс, 2015).

 

Геннадий Алексеев (1932–1987) – не забытый, но самый «малоизданный» культовый автор середины ХХ века, основоположник ленинградского/петербургского верлибра, прозаик, поэт, художник, архитектор, историк искусства.

27.11.2014 в «Старой Вене» был представлен 1-й том одноименного издания. Книга «Неизвестный Алексеев». Т. 1 включала дневники Геннадия Ивановича и его экспериментальный роман «Конец света».

Второй том не издававшихся ранее текстов Г. И. Алексеева содержит стихи, написанные в 1963–1972 годах и собранные самим Алексеевым в Книгу, которую он считал своим главным произведением. «В нее вошло все более или менее состоявшееся и стилистически однородное», – отмечал автор. Стихи эти столь же совершенны, что и произведения, изданные при его жизни. Также в сборник вошли поэмы, в том числе блистательный «Стенька Разин».

В вечере принимают участие:

архитектор, художник и писатель Александр Товбин;

поэт, переводчик и эссеист Анатолий Домашёв

и другие.

Книга, которую на вечере можно приобрести по отпускной цене издательства, снабжена уникальным иллюстративным материалом: картинами Геннадия Алексеева и его рисунками, ранее не публиковавшимися.

 

 

БЕЛАЯ ВОРОНА

 

О чем ты все думаешь? –

спрашивают

– о бессмертии, – отвечаю

о бессмертии

ну и чудак, – говорят, –

все думают о смерти

а ты о бессмертии

белая ты ворона!

 

покрашусь, – говорю, –

покрашусь!

– ну и что? – говорят, –

все вороны, как вороны

а ты будешь крашеная

 

повешусь, – говорю, –

повешусь!

  ну и дурак! – говорят, –

пусть хоть одна ворона

будет белая

серых-то тьма.

 

(Геннадий Алексеев)

 

«Стихи Г. Алексеева читаются так же свободно, как если бы они были написаны любым рифмованным четырехстопником, но без тех гармонических (и в общем лишних) ассоциаций, которые связаны с любым часто употребляемым метром. Поэтому взгляд наш становится как бы пристальней, и пристальность эта вознаграждается. Главный эфеект, производимый верлибром, это – чудо обыденной речи. То есть, это даже не главный эффект, а главное средство. Мы видим, доселе не замечавшуюся нами, пластику обыденных оборотов, их своеобразную гармоничность и, тем самым, наше отношение к словам, к собственной ежедневной речи становится глубже, точней, чувство речи и сама речь углубляются. Рифма и метр, обеспечивающие гармонию, с успехом заменены в стихах Г. Алексеева диалектикой сюжета, пафос – точностью слов, эффектные концовки – логикой мысли».

 (Иосиф Бродский. Из рецензии на рукопись книги Г. Алексеева «На мосту». 16.XII.1969)