Спецпредложение

«Университет — это друзья и библиотека!» (Поэт Михаил Ерёмин)


18 марта 2008, ВТ, 19:00

Михаил Ерёмин: «Университет — это друзья и библиотека!» 18.03.2008

13 марта в «Старой Вене» читал стихи поэт и переводчик Михаил Ерёмин. В середине прошлого века он, вместе с Владимиром Уфляндом, Львом Лосевым и Сергеем Куллэ, входил в состав одной из первых неформальных литературных групп Ленинграда. Эта группа стала известна как «филологическая школа» или УВЕК. По словам Уфлянда, поэты этого круга повлияли на своих младших современников, в том числе на Бродского и Довлатова. В советской печати публиковались пьесы и переводы Ерёмина, а стихи его печатались только в самиздате. Когда печать стала свободной, поэт выпустил несколько сборников, а в 1998 году получил премию Андрея Белого. «Поэзия Ерёмина предельно недемократична; как поэзия она чиста, традиционна, импрессионистична. Ерёмин — это Фет. Но там, где Фет видел лист, ветку, траву, небо и слышал слово, Ерёмин видит ген, клетку, молекулу, атом, слышит индоевропейский корень», — написал Лев Лосев в «Антологии новейшей русской поэзии у Голубой Лагуны». Как заметил Арсен Мирзаев, «Ерёмин — не человек, а сплошная мифологема». Его стихи принято считать герметичными и непроницаемыми.

На вечере в «Старой Вене» поэт читал стихи, написанные с шестидесятых до девяностых годов, и в авторском чтении они становились гораздо понятнее. Все эти годы Михаил Ерёмин пишет восьмистишия. «На самом деле, это абсолютные ямбы, перемежаемые вторым и четвертым пеоном», — уточнил поэт. На вопрос Александра Скидана о том, почему он пишет одни восьмистишия, Ерёмин ответил: «Оно само выстраивается именно так». Когда витраж — во весь закат сквозистый березняк — Преоплощается во фреску, Покинуть сельское укрытие как соумышленнику, Осуществления ночного Пространства, где тактильна тьма (Над нею купол Парящий — акциденциальность древостоя, стен, столбов, Атлантов, на коих исстари Покоится.), и, следовательно,.. невечна? Кстати, сейчас восьмистишия — довольно популярная форма стиха. Данила Давыдов даже составляет антологию восьмистиший поэтов XX века. Многих слушателей интересовало, как сложилась поэтика Ерёмина. Выяснилось, что в молодости поэт увлекался поэзией Пастернака и обэриутов, книжки которых можно было запросто взять в университетской библиотеке. Михаил Ерёмин сказал: «Университет — это друзья и библиотека, разве не так?». Разговор шел и о круге университетских друзей Еремина — поэтах Владимире Уфлянде, Александре Кондратове, Леониде Виноградове, Михаиле Красильникове и др. Арсен Мирзаев признался: «Ваша компания для меня — это компания стоиков, которые не противостояли, а стояли на своем». А Ерёмин заметил, что публикация сборника «Филологическая школа. Тексты. Воспоминания. Библиография» стало важным событием в литературной жизни.

В конце чтений Михаил Федорович подчеркнул: «Я считаю, что пришло время собирать подписи за возвращение этой улице ее настоящего названия — улицы имени Гоголя!». Поэт напомнил, что в 1909 году в честь столетия русского классика Малая Морская была переименована в улицу Гоголя. В будущем году мы будем отмечать 200 лет со дня его рождения, и необходимо вернуть улице имя Николая Васильевича Гоголя!

Автор: Ольга Логош (www.krupaspb.ru)