Спецпредложение

«Осеннее солнце» на «Венских вечерах»


23 октября 2006, ПН, 19:00

23 октября в гостинице «Старая Вена» на Малой Морской состоялся творческий вечер поэта Юрия Орлицкого и композитора Александра Бердюгина. Куратор «венских вечеров» Арсен Мирзаев открыл встречу цитатой из Мандельштама: «Век мой, зверь мой, кто сумеет //Заглянуть в твои зрачки //И своею кровью склеит //Двух столетий позвонки?» Эти стихи были выбраны неслучайно: они — о восстановлении связи времен, а задача Венских вечеров — поддерживать связь с поэтическим пространством Серебряного века. Ведь именно здесь, в бельэтаже дома на углу Гороховой и Малой Морской улиц, в начале XX века располагался ресторан «Вена», ставший своеобразным литературно-артистическим клубом. Постоянными посетителями «Вены» были самые знаменитые писатели и поэты России. Здесь проводили многие часы Куприн и Аверченко, Тэффи и Саша Черный, сюда захаживали Блок, Белый, Кузмин, Мандельштам, именно здесь была создана Академия Эго-поэзии (Вселенских футуристов) во главе с Игорем Северянином. Продолжить традицию артистических встреч решили новые владельцы «Вены», теперь уже не ресторана — а мини-гостиницы. В угловой гостиной, чей интерьер воскрешает ушедшую эпоху, несколько раз в месяц собираются поэты, переводчики, актеры, музыканты, и в стенах «Вены» вновь звучат стихи и музыка. 14-й вечер был отчасти посвящен памяти русского писателя Степана Скитальца, который был некогда тесно связан с «Веной» и чей юбилей будет отмечаться в ноябре. О судьбе этого яркого персонажа Серебряного века, популярного некогда прозаика, чья судьба оказалась — под стать псевдониму — скитальческой, рассказал Юрий Орлицкий — доктор филологических наук, профессор, автор статей и книг по теории стиха и прозы и современной русской литературе. Однако, творческий вечер — не лекция по истории литературы, и в центре внимания собравшихся вскоре оказались стихи самого Юрия Орлицкого и музыка Александра Бердюгина. Александр Бердюгин, известный композитор и джазовый пианист, сказал, что встретил с опаской предложение выступить совместно с Орлицким, — поскольку «там, где начинается музыка, заканчивается слово». Но затем все же решил рискнуть — и результат, похоже, понравился и самим исполнителям, и публике. Музыка то звучала еле заметным фоном, то акцентировала интонации стиха, то вступала с ним в спор — но в любом случае, обогащала восприятие и придавала звучанию объем и глубину. А некоторые строки стихов («Натянутые струны тишины», «И душа отлетит как большая и светлая нота») помогали понять и почувствовать музыку. Неудивительно, что по завершении чтений (в которых звучали как свободные стихи, так и традиционные силлабо-тонические) публика потребовала музыкального финала, которым стала джазовая композиция «Осеннее солнце». (Публикация взята с сайта krupaspb.ru)