Спецпредложение

О Льве Аренсе


16 марта 2006, ЧТ, 19:00

В основу данной статьи положена статья Петербургского поэта и издателя Арсена Мирзаева «О Льве Аренсе», дополненная материалами из книги «Н.Пунин. Мир светел любовью. Дневники. Письма.» и других источников.

Лев Евгеньевич Аренс родился 15 августа 1890 года в семье Евгения Ивановича Аренса (1856 — 1931), исполнявшего с 1903 года должность начальника Петергофской пристани и Царскосельского Адмиралтейства (с 1909 г. генерал-лейтенант флота). В здании Адмиралтейства, бывшего должностной квартирой Аренса, прошли детские и юношеские Левы. Построенное в 1773-1778 годах в голландском стиле, с готическими стенами и башнями из красного кирпича с белыми зубцами, здание это составляло одну из достопримечательностей Царского Села. Сохранившийся и поныне комплекс зданий Адмиралтейства располагается на берегу Большого озера (пруд Екатерининского парка). На первом этаже главного шлюпочного корпуса хранилась «Царскосельская флотилия», состоявшая из ботиков, яликов, индейских пирог и других гребных и парусных судов, на втором этаже находился знаменитый Готторпский глобус*, подаренный Петру I в 1713 году. На акватории Большого озера проводились шлюпочные парады и императорские приемы, которыми командывал генерал Аренс. Романтический облик дома и, главное, присутствие здесь трех очаровательных дочерей генерала Аренса Веры, Зои, Анны и сына Левы , образованных, интересующихся литературой, музыкой, театром, сделали Адмиралтейство местом встреч, бесед и развлечений царскосельской молодежи. Встречи в Адмиралтействе, приобрели регулярный характер, их одухотворял общий интерес к искусству, он придавал смысл этим собраниям и давал для них повод. Исполненные молодого пафоса, участники кружка назвали его: «Салон наук и искусств».

Среди постоянных посетителей дома Аренсов были: будущий композитор Владимир Дешевов; филолог-классик, будущий деятель Наркомпроса Евгений Полетаев ; поэт граф Василий Комаровский. Бывали здесь Николай Гумилев и Николай Пунин. Лев Евгеньевич вспоминал: «В 1910 г. я услышал, что Гумилев женится на неизвестной мне тогда Ахматовой. Вскоре он нанес вместе с ней визит моим родителям в Адмиралтействе, я случайно в это время был там, и тогда увидел ее впервые. Запомнилось, как Гумилев шел под руку с Ахматовой по коридорам Адмиралтейства.» Тогда Лев Аренс не предполагал, что жизненные пути его и Ахматовой будут близко соприкасаться на протяжении более пяти десятилетий. Располагающая к искусствам атмосфера дома не могла не сказаться на судьбе детей Аренсов: Вера Аренс стала профессиональным поэтом и переводчиком. С гимназических лет стал пробовать свои силы в литературе и писать стихи и Лев Аренс. Со своими несовершенными юношескими новеллами и стихами он пришел к Николаю Гумилеву, как ученик к мэтру, который в то время уже опубликовал свой первый сборник «Путь конквистадоров». Отзывы Гумилева охладили творческий пыл молодого автора , так что он бросил писать почти до 30 лет. Семья Аренсов: Евдокия Семеновна, Вера, Анна, Лев, Зоя, Евгений Иванович. 1908. Царское Село. Л.Е.Аренс, Н.Н.Пунин, Е.А.Полетаев в Царском Селе. 1912.

В 1909 году Лев Аренс окончил Царскосельскую гимназию и поступил на естественное отделение (биология) физико-математического факультета Петербургского университета. Во время учебы был командирован факультетом для работ на биологические станции: Севастопольскую (1910); Селигерскую, Бородинскую (1912); Виллафранкскую (на Средиземном море, во Франции, 1913; он участвовал в деятельности проходящего в это время международного зоологического конгресса в Монако). По окончании университета (1915) пошел добровольцем матросом в военно-морской флот. «Я ушел добровольцем во флот. Сначала — матрос П-й статьи в казармах на Поцелуевом мосту. Затем воевал на Черном море, получил Георгиевский крест и звание гардемарина, щеголял в новых погонах, и все называли меня адмиралом.» /а/. После Первой мировой войны Лев Аренс вернулся в Ленинград, по приглашению А. В. Луначарского работал секретарем комиссии (коллегии) при первом Народном комиссариате по просвещению. В конце 1918 года поступил в НИИ им. П. Ф. Лесгафта, где проработал – с перерывами – около 19-ти лет. Занимался, в основном, проблемой поведения животных (преимущественно насекомых) в природной обстановке. В 1923 — 1931 гг. – преподаватель на кафедре зоогеографии Географического института, Географического факультета ЛГУ; лектор Института прикладной зоологии и курсов пчеловодства. В 1932 — 1934 гг. – научный сотрудник оленеводческого совхоза (Нарьян-Мар, Ненецкий национальный округ).

В 20-е годы Лев Аренс продолжил свою литературную деятельность, когда вошел в группу, примыкавшую к футуристам, вместе с поэтом Тихоном Чурилиным. Он стал автором первой посмертной статьи о творчестве Хлебникова «Велимир Хлебников – основатель будетлян», опубликованной в 1923 году. Другая его работа, «Слово о полку Будетлянском», была впервые опубликована только 1990 году. Лев Евгеньевич был женат на красавице караимке Сарре Иосифовне, у них родилось трое сыновей: Евгений (1921), Игорь (1923) и Юрий (1929). После убийства Кирова в декабре 1934 года началась волна репрессий, направленная прежде всего против ленинградской интеллигенции. В марте 1935 года вышло постановление о высылке из Ленинграда социально чуждых элементов: дворян. Не обошли эти гонения и Льва Аренса, 4 марта 1935 года он был осужден Особым Совещанием НКВД СССР к заключению в исправительно-трудовой лагерь, как социально опасный элемент, то есть за происхождение, сроком на 5 лет. Сарра Иосифовна, Игорь, Евгений, Юрий Аренс во время ссылки в Астрахань. 1937. Свой срок он отбывал в Медвежьей горе (Карельская АССР) работая там по специальности — научным сотрудником сельскохозяйственой опытной станции Беломорско-Балтийского комбината. Его жена Сарра Иосифовна была сослана в Астрахань и жила там с младшим сыном, Юрием, вплоть до освобождения мужа в 1939 году; старший сын Евгений жил в семье сестры Льва Евгеньевича В.Е.Аренс-Гаккель, средний сын Игорь жил в семье Пуниных**, в Фонтанном Доме ; они навещали мать летом, во время каникул. Сохранилась статья Льва Аренса о лирике и Пушкине/б/, написанная в лагере в 1937 году и «опубликованная» в барачной стенгазете. Лев Евгеньевич был освобожден из Беломорско-Балтийкого лагеря НКВД «по окончанию срока с зачетом 252 рабочих дней» 15 июня 1939 года. Летом 1940 г. в поисках работы по специальности он уехал с семьей в г. Глухов Сумской области Украины. О бедственном положении семьи Льва Аренса в это время свидетельствуют его письмо /г/и письмо его сына Игоря к Н.Н. Пунину: « <…> мы, в буквальном смысле, дохнем с голоду. Есть нечего, а купить не на что. Старые запасы, как и все запасы имеют свойство истощаться, так что мы очутились на краю бездны. Папа совсем истощился, глаза впали, щеки худые, как посмотришь на него, так и спазмы подступают к глотке, а слезы катятся сами собой. Мама выглядит не лучше. Даже я и Юра чувствуем себя худо…» /2/.

Во время войны Аренсы потеряли двух своих сыновей. Юра Аренс умер 3 октября 1941 года в Хоперском заповеднике (Воронежская область), где Лев Евгеньевич и Сарра Иосифовна с Юрой и Женей поселились после начала войны. Игорь Аренс находился в Ленинграде, работал на станции скорой помощи, с 1941 жил в Фонтанном Доме с Пуниными. В феврале 1942 года был в дистрофическом состоянии помещен в стационар и умер 4 апреля. После войны Лев Аренс занимался научной деятельностью, около 10 лет был сотрудником Тебердинского государственного заповедника, был членом Географического и Энтомологических обществ, кандидатом биологических наук.

Натуралист широкого профиля, он успел опубликовать при жизни более 100 научных статей, рецензий, хроник, переводов (прежде всего – классических трудов Фабра). Много работ осталось неопубликованными (среди них – доклады, сделанные на заседаниях Географического Общества СССР: об А. С. Хомякове и Альберте фон Шамиссо, — остались в рукописи).

В шестидесятые годы, когда Анна Андреевна Ахматова жила в знаменитой комаровской «будке», ей помогали вести хозяйство Сарра Иосифовна и Лев Евгеньевич Аренсы. Анатолий Найман, часто бывавший в Комарово у Ахматовой вспоминал /4/:

«Хозяйство в комаровском домике вела Сарра Иосифовна Аренc, почти семидесятилетняя старушка, маленькая, с утра до вечера в переднике, всегда с улыбкой на морщинистом личике с всегда печальными глазами. Тихая, нежная, услужливая, самоотверженная, она боялась Ахматовой, но ничего не могла поделать с неистребимым желанием дать отчет о расходах и находила момент пробормотать что-то о подорожавшем твороге, на что та немедленно разъярялась: „Сарра! я вам запретила говорить мне про творог“. Еще больше Ахматовой она боялась — и безгранично любила и почитала — своего мужа, Льва Евгеньевича, брата первой жены Пунина. Он тоже был маленького роста, с выразительным живым лицом чудака, с живыми веселыми глазами и длинной белой бородой, которая развевалась по ветру, когда он ехал на велосипеде, а ездил он на велосипеде главным образом купаться на Щучье озеро. Ботаник и, кажется, с ученой степенью, он знал названия и свойства множества растений. Человек был верующий, православный, часто уезжал на электричке в шуваловскую церковь. В свое время был репрессирован и на слова следователя: „Как же вы, просвещенный человек, и в Бога веруете?“ — ответил: „Потому и просвещенный, что верую“***. Он сочинял стихи, исключительно для души, и когда на дне его рождения, праздновавшемся на веранде в присутствии Ахматовой и Раневской и еще десятка гостей, в основном молодых, друг его сына, выпив, сказал в умилении: „Дядя Лева, прочтите ваши стихи“, — рявкнул, не давая ему договорить: „Молчать! Думай, перед кем сидишь!“» В марте 1966 года Льву Евгеньевичу пришлось провожать в последний путь Анну Андреевну Ахматову. Он пережил ее не намного — скончался после тяжелой болезни 23 июля 1967 года. Семидесятипятилетний Аренс читает собственное сочиненье на смерть Ахматовой. Малюсенький, лохматый, совсем седой — командовал эсминцем в пятнадцатом году на Черном море. Георгиевский кавалер, друг Гумилева, ныне орнитолог, лет восемнадцать разных лагерей, в Кавказском заповеднике работа и десятирублевые заметки о птицах для пионерской прессы, он немного Ахматову переживет.

Отрывок из стихотворения Евгения Рейна /3/, посвященного кончине А.Ахматовой.

--------------------------------------------------------------------------------

Примечания

* Внутри глобуса помещались стол и скамейки, на которых размещалось до 17 человек. При движении оболочки находящиеся внутри посетители наблюдали вращение небесной сферы со всеми созвездиями на ней. Глобус был установлен в голландском зале Адмиралтейства в 1901 году, а в 1941 году перевезен в Кунсткамеру г. Ленинграда.

** В 30-х годах в Фонтанном Доме (Шереметьевский дворец), где ныне расположен дом-музей А.А.Ахматовой, жили: искусствовед Николай Николаевич Пунин (соученик Л.Аренса по Николаевской гимназии), его бывшая жена Анна Евгеньевна Аренс-Пунина (сестра Льва Аренса), их дочь Ирина Пунина, поэт Анна Ахматова, состоявшая в то время в браке с Н.Н.Пуниным. В этом доме в 1931 году скончался генерал Евгений Иванович Аренс, здесь с 1929 года жил сын А.Ахматовой и Н.Гумилева — Лев Гумилев.

Одно время Лев Гумилев жил у Льва Евгеньевича и Сарры Иосифовны Аренс. «Несмотря на тесноту, Леве выделили комнату. У Аренсов ему было хорошо, он много читал, вел философские разговоры с дядей Левой»- вспоминала Ирина Пунина /6/.

*** На самом деле этот разговор был не со следователем, а на заседании кафедры, где Лев Евгеньевич работал. И ответил он точнее: „Потому и верую, что просвещенный“. Ведь в первоначальном смысле слово „просвещение“ — синоним „крещения“. Автор статьи: Кирилл Финкельштейн

Источник: [url="http://kfinkelshteyn.narod.ru/Tzarskoye_Selo/Uch_zav/Nik_Gimn/NGU_Arens.htm"]kfinkelshteyn.narod.ru[/url]