Спецпредложение

Наталия Азарова и Татьяна Грауз


18 апреля 2008, ПТ, 19:00

Вечер Наталии Азаровой и Татьяны Грауз

18.04.2008 17 апреля 2008 года в литературной гостиной мини-отеля «Старая Вена» состоялся вечер московских поэтов Наталии Азаровой и Татьяны Грауз. Авторы читали небольшими порциями. И это смотрелось живо и интересно, потому как у них есть близкие темы, образы (особенно черное, траурное начало вечера, или видимая преемственность по отношению к поэтической системе Геннадия Айги), и очень близкая стиховая техника. А такой перемежающийся тип чтения очень способствует выявлению разницы, зазора между поэтиками.

Вечер начался с того, что Наталия Азарова, с трудом сдерживая слёзы, сказала о смерти Анны Альчук. Совместная книга Азаровой и Альчук «57577» (2005) – переписка в форме танка – была пущена на просмотр в публику. Наталия Азарова призналась, что они дружили с Альчук и переписывались стихами, у неё есть много стихотворений посвященных Анне, большинство из них – посвящения-письма, многие не публиковались.

Своё чтение памяти Альчук Азарова завершила стихотворением (как сама оговорила, по жанру гаданием), написанным через 9 дней после того, как Аня пропала. Удивительна вот какая вещь – во многих из читанных памяти Альчук стихов присутствует мотив воды как сюжетообразующий (известно, что тело Анны Альчук было найдено несколько дней назад в реке Шпрее, а пропала она 21 марта).

Татьяна Грауз памяти Анны Альчук прочитала два стихотворения, посвященные Анне. Одно из них было написано после фестиваля саунд-поэзии, бывшего 25 февраля 2008 в Зверевском центре в Москве, когда Альчук последний раз приезжала в Россию. Второе – под впечатлением от визуального проекта Анны Альчук «Словарево».

Далее Грауз прочитала стихотворения из цикла «Дни поминовения». Самое короткое: «поэзия заговор

вера в преображение хлеба» Чтение продолжила стихами 2007-2008 года Наталия Азарова, это стихи о разных предметах и сущностях, несколько неожиданные сквозь призму общего представления о поэтике Азаровой. В частности, она каждый год пишет стихотворения, посвященные ёлке. Стихотворение «Петербургские родственники» схоже трагичностью биографической истории стихотворениям Бориса Херсонского.

Татьяна Грауз прочитала цикл «Химеры» из книги «Пространство и море» (в него входит стихотворение памяти Айги). Следующий блок чтения Азаровой был связан с вплетением философского языка в поэтический, например, стихотворение «Трактат» или стихотворение с рефреном «Аскеза такая тренировка типа фитнеса». Также в этом блоке прозвучали посвящения Геннадию Айги и Елизавете Мнацакановой.

Татьяна Грауз прочитала цикл «Лес озеро сад», о природе, понимание которой роднит поэтику Грауз с поэтикой Геннадия Айги, которому свойственно лапидарное высказывание и неожиданные образные связи между словами-вещами-цветами (в смысле цветообозначения).

Следующий блок чтения Наталии Азаровой включил два стихотворения «Формальные формы света бессветны…» и «Китайские купальщицы». Далее она перешла к переводам с китайского, из классика китайской поэзии Ду Фу (это единственный автор, которого переводит Азарова, причем без подстрочника). В ответе на вопрос Дарьи Суховей о структуре стиха Ду Фу и о том, как эта структура воспроизводится в переводе, Наталия Азарова рассказала, что традиция её переводов идёт от академика В.М. Алексеева: «Китайская система стихосложения – основана на количестве слогов / слов в строке. Для того, чтобы не делать пересказ, Алексеев предлагает сохранять в переводах китайской поэзии количество слов в строчке. Я сохраняю количество слов в строчке, Ду Фу сохраняет цезуру, я тоже. Китайская рифма – уподобление гласной части слога. Я рифмую и концы строк и по цезуре. Иногда куски китайского стиха должны читаться квадратом. Я тоже пытаюсь передать эту структурную особенность» Татьяна Грауз перешла к чтению стихопрозы — из циклов «Складни рцы», «Затмение дождя». После перерыва Наталия Азарова читала поэму-орнамент «Буквы моря». Первый вариант этого произведения звучал в Петербурге на вечере Наталии Азаровой более года назад на Пушкинской 10 в несуществующей ныне галерее «Кино-фот-703». Чтение поэмы «Буквы моря» сопровождалось видеорядом: либо картинками из книжки (автор – архитектор Алексей Лазарев), либо картинки, которые были вокруг (в основном орнаменты в коричнево-черных тонах – тушь? акварель?). Изданию этой поэмы недели три. Поэма являет собой словесную (и частесловную, т.е. черездефисную) медитацию на тему моря.

Завершение поэмы «Буквы моря» являет собой подпись в духе некоторых восточных поэтик (кажется, персидских) – с именем автора и реальной, необразной обстановкой, в которой присутствует, например, скатерть.

Татьяна Грауз прочитала 7 стихотворений из цикла «Музей восточных искусств». В завершение вечера был показан фильм Татьяны Грауз и Александра Долгина «Фантазии на темы стихотворений Велимира Хлебникова» на музыку Ираиды Юсуповой, снятый полтора года назад (2006). Главный персонаж – буква, на фоне мелькания, плытия, верчения причудливых рисунков. После демонстрации фильма Татьяна Грауз рассказала о том, что в конце хлебниковской конференции 2006 года первая демонстрация фильма произвела ужасное впечатление на зрителей, это второй показ – всё это время она не решалась демонстрировать этот фильм.

Оба автора работают преимущественно в жанре верлибрической миниатюры (и средней формы свободного стиха), в которой чаще всего общие образы связывают между собой тексты (в циклах Грауз), или анаграммно-паронимическая организация (свойственная большинству текстов Азаровой) делает стихотворение необычным. Если говорить об общей образной цепочке или цепочке уподоблений-разуподоблений (лишённой специального фонического подчёркивания), то это свойство поэзии идет из поэтики Геннадия Айги, под влиянием его голофразиса (записи через дефис нескольких слов), например, в одном из стихотворений Грауз: «В темном как вечер дальнем красном углу». Анаграммно-паронимическое строение нерифмованных и неупорядоченных ритмически стихотворений Азаровой как бы выворачивает привычное представление о стихотворности: «А мы шли по колено в Луне / Господин Хайдеггер / Ваше молчание непереносимо до сих пор / Ну скажите же что-нибудь.» (выделения в тексте наши)

Так как в процессе вечера Дарья Суховей дважды налаживала чужой (по отношению и к себе, и к сидевшему за ним Алексею Лазареву) ноутбук, нужный для демонстрации видеоряда, то финальным аккордом вечера стал экспромт в поэтической технике комбинаторики, сочиненный и произнесенный гостем вечера, поэтом и филологом Борисом Шифриным:

Даше в честь её подвига

Как Да Ша ман тру бит

а может байт

ки ло(м)

в костях

У тех ни как арбайт

(www.litkarta.ru)